Абакар Гаджиев: «На уроках физкультуры брал в команду только вратаря и играл против всех»

0
739

Время для серьезного разговора с Абакаром Гаджиевым наступило давно. В прошлом сезоне ярко стартовавшего дебютанта не баловали вниманием – ни СМИ, ни тренеры Лиги, если судить по результатам голосования за лучшего молодого игрока месяца. Может, присматривались, продолжит ли так же. Но игнорировать его результативность и яркую игру в текущем первенстве уже было бы ненормально, и третий месяц подряд Гаджиева признают лучшим молодым игроком в группе 1.

Мы попытались «залезть в голову» динамовскому вундеркинду, чтобы выяснить, за счет чего ему удается «держать планку». Вот что получилось.

Футболом Абакар начал заниматься аж в семь лет в «школе Маркарова» – тренировался у Мурада Мурзаева и Адильхана Адильханова. Там его и заметил тренер Академии «Анжи» Заур Генжеханов и позвал на просмотр, причем до этого Гаджиев уже приходил на массовые смотрины в Академию – не брали.

В Академии Абакар занимался у Мурада Айгумова и Амира Гасанова. Выпускался уже из дагестанского филиала академии московского «Динамо». Свой первый профессиональный контракт подписал с «Махачкалой» в начале 2021 года, дебютировал в составе команды в первенстве ПФЛ в марте того же года, забив гол в первом же матче.

В «Динамо» у Абакара два одногруппника по Академии – Шамиль Исаев и Ислам Яхьяев.

– Абакар, многим ребятам переход из детско-юношеского футбола во взрослый дается тяжело. А ты почти сразу заиграл. Как удалось?

– На первую игра на эмоциях вышел, нервничал. Но в первые полчаса матча забил гол, после этого как-то успокоился, начал привыкать.

– На момент дебюта тебе было 17 лет и два месяца. Школу окончил к тому времени?

– Да, махачкалинскую гимназию №56. Когда начал играть в «Махачкале», я уже в каспийском колледже МЧС учился по архитектурно-строительному направлению. Но я там не окончил, оставил учебу. Хотя в школе учился хорошо, аттестат хороший.

– А какой предмет был любимым?

– Физкультура (смеется).

– Наверное, на ее уроках играли в футбол, и ты «пачками» обводил?

– Обычно брал в команду только вратаря и играл против всех.

– И кто побеждал?

– «Рубки» были жесткие.

– А как тебе удавалось хорошо учиться? Обычно у спортсменов с этим бывают проблемы, в частности из-за регулярного участия в выездных турнирах.

– Были хорошие отношения с классной руководительницей, она шла навстречу, понимала, что я больше к спорту предрасположен.

– Но ты старался учиться хотя бы?

– Да, да, подходил к учителям, общий язык находил.

– Значит, с «общим» языком все в порядке. А как с английским?

– Честно говоря, плохо. После турецких сборов собирался по возвращении в Махачкалу записаться на курсы. Английский надо знать. Это я понял после того, как за границей побывал. Хочется общаться с людьми из других стран.

– На домашние матчи поболеть за тебя часто приходит мама. Кто еще?

– Папа с друзьями, братья, сестры, родные, двоюродные. Друзья, знакомые.

– А кто главный болельщик – папа или мама?

– Больше мама, наверное. Она приходит на матчи постоянно.

У папы не всегда получается выбираться на стадион, но он всегда игры с моим участием смотрит, даже пересматривает по несколько раз. Раньше он вообще не любил футбол. Только из-за меня начал интересоваться.

– Маме не страшно смотреть твои матчи, тебе ведь иногда достается как техничному игроку?

– Переживает. Но я обычно могу перетерпеть боль, показать, что все хорошо.

– Ты в команде сразу начинал как штатный исполнитель угловых. Потом стали доверять и пенальти. Теперь к этому добавилось еще и исполнение штрафных. Откуда в твоем юном возрасте такой навык, который нередко годами тренировок вырабатывается?

– У нас в академии крайние игроки часто подавали, смещаясь во фланг, – тактика такая была. Мы очень много отрабатывали обостряющие фланговые передачи. Как-то так научился.

– Можешь объяснить, о чем сигнализирует исполнитель углового, когда поднимает вверх одну или две руки? Ты тоже так делаешь.

– Мы на тренировках отрабатываем определенные розыгрыши стандартов. Руками показываю, под какой из розыгрышей буду исполнять передачу. У нас обычно три варианта розыгрыша, для каждого бывает определенный жест.

– На некоторых фотках перед исполнением пенальти у тебя безмятежное выражение лица. Ты реально так спокоен или это видимость?

– Внутри кипит…

– Ты левша, а правую как-то пытаешься «прокачать»?

– Когда под правую мяч идет, я не стесняюсь, бью правой. Надеюсь, она тоже рабочая. Вон, «Дружбе» забил правой. Бедром (смеется).

– Ты, в принципе, уже заявил о себе в ФНЛ-2 – тебя трижды признавали лучшим молодым игроком месяца, у тебя больше всего голов в команде сейчас. Не было к тебе интереса от других клубов?

– После первой части сезона слышал о таком интересе. До какой-то конкретики не доходило, но я и не думаю о таких предложениях, стараюсь не отвлекаться на это. Сосредоточен на выступлениях за «Динамо».

– У тебя за плечами год в профессиональном футболе. Ты рассчитывал, что будешь играть с такой регулярностью – практически в каждом матче?

– Честно, сам удивился этому. Думал, просто буду стараться, выкладываться изо всех сил, а там уже как пойдет, как тренер будет видеть. Получилось так, что вышел в стартовом составе в первой же игре, со временем закрепился в основе. Стараюсь не сбавлять обороты.

– Тебе 18 лет. Как не потерять голову после успешного старта? Многим же это не удается. Есть секрет какой-то?

– У меня просто мотивация большая. Хочу достичь больших высот в футболе. Стремлюсь к звездам (улыбается).

– В каком клубе хотел бы играть, если говорить о пике карьеры?

– Мечтаю попасть в «Челси».

– Некоторые болельщики называют тебя «наш Ди Мария», имея в виду аргентинского футболиста. Как тебе такое сравнение?

– Мне нравится, Ди Мария – хороший футболист. Меня и тренеры в Академии так называли, можно сказать, прозвищем стало.

– Тебе удался победный гол со штрафного в ворота СКА в прошлом туре. Отрабатывал именно такой удар или просто удачно попал?

– Мы с Заликом Юсуповым иногда остаемся после тренировок, отрабатываем штрафные. В ростовском матче он подозвал меня, попросил установить мяч, чтобы соперник не знал, кто из нас будет бить.  Оценили, как выставлена «стенка», – она как-то нейтрально встала: и не под меня, и не под Залика. Решили с ним, что бить буду я.

– Вратарь вроде и смещался ближе к углу, в который ты в итоге пробил.

– Я не заметил этого. Когда до удара видел его, он стоял в дальнем углу. Потом уже я на мяч смотрел, думал о том, как бы попасть, чтобы залетел.

– Победа над СКА вызвала понятный эмоциональный подъем, эйфорию, по крайней мере у болельщиков. Но, как подчеркнул в раздевалке после матча Шамиль Гасанов, «еще много работы» впереди. Насколько для тебя это очевидно?

– Конечно, очевидно. Еще десять матчей, неизвестно, что дальше произойдет. Надо выигрывать в каждом из них.