Борис Игнатьев: «За махачкалинское «Динамо» болел весь Дагестан»

0
237

В нашем «Динамо» в разное время играли по-настоящему крутые футболисты, работали большие тренеры. В 1968-1969 годы за клуб выступал Борис Игнатьев, в последующем тренер юношеской сборной СССР, которую в 1988 году привел к золотым медалям чемпионата Европы, а также сборной России и ряда отечественных клубов элитного дивизиона.

Недавно Борис Петрович гостил в Дагестане и на встрече с командой сказал, что искренне болеет за махачкалинское «Динамо». В интервью клубной пресс-службе Игнатьев с удовольствием вспомнил свой дагестанский период в карьере.

– Борис Петрович, как вас в Махачкалу заманили в 1968 году? Вам ведь было 28 лет – наверное, пиковый возраст для игрока.

– Перед переходом в «Динамо» я был в Горьком (ныне – Нижний Новгород.Прим. автора), в «Волге». Там некоторое время перед этим работал Иван Васильевич Золотухин – тренер с большим «отцовским» весом: настолько умело он проникал в души футболистов. И у него была группа, как он их называл, «старателей» – человек 10-12, которые ездили с ним по стране. В их числе – и я. Причем за ним с удовольствием ездили. Ну вот такой человек был – открытый. И умел делать всё, что необходимо игрокам.

Он и предложил: «Поедем в Махачкалу». Ну мы все и поехали. Он тогда собрал, уговорил на это людей, которые играли в первой сборной: Короленко, Фадеева. Еще семикратного чемпион мира по хоккею Соловьева, пятикратного чемпиона мира по хоккею Данилова – в «Динамо»- то они в футбол играть ехали, конечно, тогда же практиковалось занятие двумя видами спорта одновременно.

В общем, хорошая такая компания у нас подобралась в махачкалинском «Динамо».

– А как в то время регулировались эти переходы между клубами? Контрактных обязательств, очевидно, не существовало?

– Обязательства были номинальные и больше соотносились с этическими нормами. На законодательном уровне игрок не был привязан. Если нравится обстановка, нравится тренер, ну, и прочие вещи, то футболист играет. А нет – уходит.

– В этой системе были свои плюсы или это однозначно порочная система?

– Думаю, то, что сейчас футболист в определенном смысле привязан, определяет некий уровень дисциплины, уровень идентичности, что ли. Иначе, все, наверное, убежали бы в «Зенит», «Спартак», и футбола как такового не было бы. Играла бы одна команда, а все остальные, смотрели бы на нее.

Сейчас в этом смысле многое зависит от менеджерской группы – как она сработает, насколько умеет говорить с человеком. Все же не могут попасть в «Зенит», ЦСКА. Кто-то должен, условно говоря, между «Крыльями Советов» и прочими командами распределиться. И сейчас ты знаешь, что на два года этот игрок у тебя, и соответственно выстраиваешь свою работу.

– После крупного города Горького как вам дался переезд в Махачкалу?

– Раньше все проще было в этом смысле, эти грани несколько стерты были. Ну, не особо интересовало, поедешь ты на метро в нужную точку или на автобусе. Какая разница?

Я приехал в Махачкалу, и мне всё здесь нравилось. Нравилось устройство, отношения, нравился болельщик.

Вот я прошелся по Махачкале в этот приезд. Вспомнил стадион «Динамо», увидел эти его ворота – они такие же! Вот эта улица Дахадаева… Всё почти как в летах нашей юности.

Хотя, конечно, город уже другой. Он стал масштабнее. Столько машин, будто в Москве едешь. Большие, красивые дома.

– А у вас было какое-то любимое место в той Махачкале?

– Мы часто на море бывали. И что меня сперва поразило… Я – человек из центральной части России, и привык, что, приходя на пляж, видишь там тонких мальчиков с девочками – либо они там загорают, либо обнимаются, либо играют в бадминтон, шашки, во что-то еще. А здесь я тогда в основном видел сильных, мощных, накаченных мужиков и – борьбу, отжимания, какие-то спортивные упражнения. Я так удивился: «Вот это регион!» А потом мы и сдружились с этими борцами: Загалавом Абдулбековым, Али Алиевым. Они же тоже были болельщиками «Динамо».

Вообще республика, такое ощущение было, вся состояла из наших болельщиков… Вся! Куда ни придешь – к зубному ли врачу или в магазин, – чувствуешь, что ты – человек, который выполняет социальный заказ, дает социальный продукт, и они к тебе относятся как минимум благосклонно. Это настолько было приятно!

Весь город болел. За билет на домашний матч люди последнее были готовы отдать. Ну, и при этом команда играла хорошо. Мы все время были наверху – первые, вторые.

Требования у болельщиков были особые, но при этом они считали: «Это наша команда. Наша, независимо ни от чего». Даже по стране на выездные матчи они летали. Не так, как сейчас, конечно, потому что возможностей таких тогда не было, но все же летали, поддерживали.

Я, помню, забил однажды гол – метров с 30-ти, наверное. Выхожу после матча со стадиона «Динамо», и ко мне подходят ребята из таксомоторного парка и протягивают мне деньги. Я говорю: «За что?!». – «Очень понравился сегодня. Поэтому…»

Я вспоминаю большого любителя футбола – Шахрудина Магомедовича Шамхалова, который много делал для команды. Футболист обычно не особо вникает во все эти детали, но он нас все время привечал.

Была ситуация… Меня прям с поля в Свердловске увезли на операцию по поводу аппендицита. И я лежал после этого какое-то время в больнице. А зарплату мы тогда получали от таксопарка – тогда же не было профессиональных контрактов. И за то время, что я был на больничном из-за операции, мне не заплатили. «Ты же не играешь, болеешь, за что тебе платить?» Я это, в принципе, проглотил.

А потом нас как-то принимал у себя Шамхалов, и ребята из команды стали уговаривать меня: расскажи ему, расскажи…  «Да не, ну для чего? Мне, в принципе, все понятно в этой ситуации. Неприятно, но понятно».

И Валерка Короленко сказал за меня: «Шахрудин Магомедович, у нас вот такая история…» И тут же Шамхалов по селектору набрал номер директора таксомоторного парка и говорит: «Ты почему не платишь деньги?» Тот объясняет, как оно есть. А Шамхалов отвечает: «В общем, слушай. Другого директора парка я хоть завтра найду. А футболистов – везу из Москвы, и это штучный товар. Поэтому чтоб ты отдал ему сейчас деньги, иначе вылетишь, как пробка из шампанского!»

Вы оцените подход к команде – зампредседателя Совета министров Дагестана позвонил, чтобы решить этот небольшой вопрос отдельного игрока. Директор таксопарка мне, конечно, заплатил после этого все, что полагалось.

Шамхалов, человек такого уровня, не считал, что футбол – это забава. Это было нечто серьезное для народа, в его понимании. Он даже говорил, оперируя цифрами, что после побед производительность труда повышается. Ему возражали, что, мол, после побед работники в основном как раз на их обсуждение отвлекаются. Нет, говорил он, они больше разговаривают, когда команда проиграла, а победы их воодушевляют – есть такая статистика.

В общем, вот это очень запомнилось мне в Дагестане – как люди любили футбол. Для них футбол был частью жизни, неким праздничным ритуалом.

– А к вам, как к приезжему, не было какого-то более требовательного отношения? Или вас болельщики прям сразу приняли?

– А у нас в команде почти все были приезжими. Из местных, насколько помню, – только два брата Мантаевых, Касим Акчурин, Семен Валявский и Евгений Шульгин.

И потом  это сейчас кто-то говорит, что здесь, на Кавказе, – против русских, что русские против кавказцев. Я бы в то время и представить не мог, что когда-либо дойдет даже до намека на такую конфронтацию.

Я мог ночью здесь спокойно выйти на улицу. Никакого непонимания никогда не возникало. Никто не говорил, что вот, мол, ты – москаль, а мы – дагестанцы. Я знал, что тут есть аварцы, даргинцы, лезгины, но мы все были, что называется, в одной упряжке. Это было совсем другое время, и люди сейчас не очень, наверное, понимают это.

– Год назад в интервью Spotbox.ru по поводу вашего юбилея вы сказали, вспоминая выступления в махачкалинском «Динамо»: «Мы действительно тогда всех обыгрывали: заняли первое место в своей зоне. А я понял, каким движком для общества может быть футбол. За билет на трибуну люди были готовы отдать последнюю рубашку, уж не говоря о таких мелочах, как черная икра, чудесное вино или жирный барашек. Народ стремился на футбол не только потому, что махачкалинское «Динамо» давало результат. К болельщикам, как и ко мне, пришло, видимо, понимание, какой красивой, содержательной, умной она может быть, эта простая сложная игра».

Болельщики действительно тонко понимали в футболе?

– Ну уж больше, чем сейчас. Сейчас оценка часто строится на эмоциях и не важен спектакль, важен результат: плохо играла команда, но выиграла – тем и счастлив. А раньше были гурманы – им было важно, что происходит с первой минуты и до 90-ой: каково насыщение, каково содержание. А результат уже был делом следующим. Качество игры определяет в конечном итоге результат матча – это был основополагающий момент в их оценке. Кто-то, конечно, оценивал игру и как сегодня, но общее направление было вот такое, о котором я сказал, – людям было нужно в первую очередь качество.

– Какие впечатления остались от нынешнего визита в Дагестан?

– Я вижу, что здесь выстраивается большой футбольный проект. И он, наверное, очень важен в плане развития футбола не только в этом регионе, но и во многих регионах, где есть определенное преимущество. Преимущество я вижу в Дагестане в климатических условиях, во-первых. А во-вторых, здесь другие люди. Никогда в центральной части России не будут играть, как играют грузины, например, у которых совсем другая нервно-мышечная проводимость. И здесь вот такие же ребята. Здесь на Кавказе и танцуют по-другому. Поэтому сюда, наверное, надо вкладывать финансы, чтобы расширять возможности развития футбола. Зачем нам в Тюмени футбол, к примеру? Проще же развивать в Тюмени биатлон, лыжный спорт – там условия такие. А здесь нужно строить поля, хорошие академии.

Я вот побывал в филиале академии московского «Динамо», и мне понятно, что верное направление клуб выбрал, открыв его здесь.

И еще один момент. Он про Гаджи (Муслимовича Гаджиева, президента махачкалинского «Динамо».Прим. автора). Вот другого такого человека я не знаю в России – который хорошо понимает, как развивать футбол, как его начинять творческим потенциалом, как делать все с точки зрения методической основы и который при этом так умеет решать организационные вопросы. Он все делает во благо развития футбола в Дагестане, и вокруг него, как я увидел за несколько дней пребывания в республике, выстраивается команда единомышленников, которые вслушиваются в то, что он говорит. Я думаю, направление для развития игры схвачено верное.

Самое главное – должны быть и амбиции больших людей, потому что Дагестан без большого футбола не особо видится.