Шамиль Гасанов: «С «Рубином» должны играть первым номером»

0
109

«Это тот самый?» – пишут иногда в комментариях болельщики, обнаруживая, что за махачкалинское «Динамо» выступает Шамиль Гасанов. Да, тот самый – который регулярно играл в премьер-лиге в неслабом «Анжи» Павла Врба. Перед матчем «Динамо» с «Рубином» прошлись с Шамилем воспоминаниями по его интересной карьере. 

– Шамиль, Википедия рассказывает, что до десяти лет ты жил в Махачкале, потом переехал с семьей в Москву. Всё верно?

– Родился я в Хасавюртовском районе, до школы жил в селе Теречное, потом в Махачкале, а после третьего класса переехали в Москву. Летние каникулы часто в Дагестане проводил, в основном в селе – там интереснее: братья, сестры, весело. Очень хорошее детство было.

– Чем оно запомнилось?

– После школы все время на улице проводил, как и многие дети того поколения. Постоянно в футбол играли, в речке купались.

– Какой речке?

– В Махачкале – в канале Октябрьской революции.

– Опасное занятие, если не умеешь хорошо плавать: там сразу глубина и еще течение. Рискованных для жизни ситуаций не возникало?

– Чуть не утонул, только не в канале, а в сельской речке. Старшие ребята плавали в ней, а мы, малышня, у берега играли. Я поскользнулся, ушел под воду, стал тонуть, еще течением вынесло на середину реки. Старшие ребята увидели, помогли выбраться.

У меня после этого никакого страха в голове не отложилось. Вот отец после его случая в детстве в море не купается.

А канал в Махачкале – действительно опасное место. Сколько ребят там утонуло… Я тогда с бабушкой и дядей здесь жил. Дядя в МЧС работал, ему доводилось доставать тела утонувших в канале детей моего возраста, поэтому он очень переживал, постоянно ругал меня за то, что купаюсь там.

– В Дагестане ты футболом целенаправленно не занимался?

– В Махачкале пару недель походил в «маркаровскую» школу и почему-то перестал, не помню причину. А в Москве уже выпросил у родителей, чтобы записали на футбол. Отец пообещал: «Если четверть хорошо закончишь – запишу». Всего три «четверки» у меня оказалось, остальные – «пятерки». Учился я хорошо. Потому что у бабушки жил, когда начинал школу. Читать, учиться приходилось – она у меня строгая в этом смысле, старой закалки человек. Так что до того, как плотно начал заниматься футболом, я учился хорошо. В Москве меня на разные школьные олимпиады хотели отправлять. Но потом я больше в футбол ушел. Не скажу, что двоечником стал, но чуть скатился – уже не так интересно было учиться.

Но вуз я окончил – РГУФК, Российский госуниверситет физкультуры, спорта, молодежи и туризма, отделение футбола, специальность – тренер. На базе этого вуза Высшая школа тренеров работала. Мы в университете впервые и познакомились с Русланом Агабековичем Агаларовым – моим будущим тренером в молодежке «Анжи».

– Карьера у тебя началась в клубах московского региона – сначала выступал в третьей лиге за московский «Зенит», потом во второй – за «Подолье». А как в «Анжи» оказался?

– Приехал на просмотр в молодежку клуба, подписал контракт. Первую игру в составе за дубль сыграл с «Зенитом» на выезде, мы выиграли – 2:1. Тогда в «Анжи» как раз переформатирование пошло, команду принял Гаджи Муслимович Гаджиев. И меня стали на постоянной основе привлекать к тренировкам с основной командой. Играл за дубль, тренировался с основой.

– Твой нынешний товарищ по команде Ражаб Магомедов в недавнем интервью говорил, что важно не только найти свою команду, но и своего тренера. Можешь назвать «своих» тренеров?

– Руслан Агаларов – стопроцентно. Он меня взял в дубль «Анжи», я у него постоянно играл и капитаном стал. И когда он стал главным тренером основы, я при нем и в премьер-лиге начал играть. Так что на первом месте он.

Павел Врба, конечно. Очень неплохой сезон при нем получился.

И тот же Дмитрий Аленичев в «Енисее». Все тренеры, с которыми я работал, – «мои». Только один персонаж был в «Анжи»… Не очень приятный.

– Как кажется, при Павле Врба в «Анжи» у тебя был самый яркий период в карьере. Какие впечатления остались о работе с ним?

– Он приехал в «Анжи» сразу после Евро-2016. Поначалу у нас вообще не было никаких контактов. Я просто тренировался с командой, пока шла селекционная кампания. В какой-то момент на сборах в Австрии Ваня Маевский получил травму, я неплохо вышел на замену. И в следующем контрольном матче я в стартовом составе сыграл. Заключительную игру на сборе проводили с английским «Уотфордом», 0:0 закончили, и тоже неплохой матч для меня получился.

После этого начался чемпионат, и я с первых туров у Врба играл. У меня нет однозначного ответа, почему. Естественно, в какой-то степени лимит на легионеров в мою пользу работал. Врба мне доверял, хорошо относился, не знаю, почему, мы даже как-то об этом не говорили – только об игровых нюансах. С его стороны всё было честно, по-мужски. Я просто старался это доверие оправдывать. Мы с Магой Мусаловым регулярно играли. Причем в такой сильной команде. Думаю, если бы не изменения после первой части сезона, мы в том сезоне могли бы спокойно побороться с «Анжи» и за место в пятерке лучших команд премьер-лиги.

– После Павла Врба команду возглавил Александр Григорян. Очевидно, ты его имел в виду, говоря о тренере, с которым не сложились отношения? Тогда ведь в «Анжи» было озвучено намерение сделать ставку на местных игроков и «брать духом» там, где не хватает мастерства.

– От Григоряна в разговорах то же самое слышал: «Ты свой, ты должен играть, ты будешь играть». И эта песня все время звучала – человек смотрит тебе в глаза, говорит одно, а получается совсем по-другому. И другой характеристики тому периоду при Григоряне в «Анжи» я дать не могу.

– После «Анжи» ты оказался, можно сказать, в экзотическом месте – чемпионате Норвегии, в клубе «Тромсё», за который в итоге не сыграл. Чем запомнились эти полсезона в Норвегии?

– Сколько лет мне тогда было? Сейчас я бы к этому испытанию отнесся совсем по-другому. Тогда мне оно далось очень тяжело.

Я как раз из «Анжи» ушел, был без команды. Один агент предложил – есть вариант, поезжай, посмотри. Я не хотел. Он меня уговорил. Ехал в Норвегию на пару дней – просто посмотреть. А в «Тромсё» мне на второй день, после пары тренировок, контракт предложили. Хороший контракт – и по финансовым условиям (хотя уступал тому, что я получал до этого в «Анжи»), и по опции продления. Я подписал.

И что? Языка не знаю, знакомых в команде не было. Жил в гостинице, пока подбирали жилье. А город очень тихий. Европейцы – своеобразные. Там после пяти-шести часов вечера всё закрывалось, город пустел, вымирал.

– Да, невыносимая для дагестанца обстановка.

– Я с ума сходил! Мечтал домой вырваться. Даже мысли были: хоть бы травму получить и уехать. Мысли имеют свойство материализовываться. Получил травму и уехал домой в гипсе…

– То есть так себе впечатления о Норвегии?

– Нет, почему? Красота там невероятная. Уровень футбола очень хороший, серьезный тренировочный процесс, главный тренер у нас был поигравший в английской премьер-лиге. Для развития футболиста Норвегия – топовая страна. Там можно хорошо прокачать себя, отличный трамплин. Пример Холланда показателен.

Просто мне пришлось тяжело – языка не знал. Нужно было потерпеть. Сейчас бы я к этой ситуации отнесся совсем по-другому.

– После «Енисея», «Балтики» и «Чайки» тебе пришлось в какой-то момент перезапускать карьеру. Что происходило тогда? При всем уважении к «Легиону», в котором ты восстановился как игрок, он оказался самой низкой точкой твоей карьеры с ее начала. 

– Очень благодарен этому клубу – очень помогли мне. Многое приобрел в «Легионе» и в футбольном плане, и в ментальных вещах. Только теплое отношение к этой команде, к ребятам и тренерам – ко всем, с кем мы делали общее дело. У нас неплохой сезон получился тогда – мы даже за первое место боролись во второй лиге.

Что происходило до «Легиона»? Я подписал контракт с «Чайкой» на полсезона. А потом началась пандемия. Всё закрылось на несколько месяцев. Я в Белоруссию успел съездить в расчете продолжить играть, но не срослось. Приехал тренироваться, поддерживать форму в «Легионе». В тот момент решил, что лучше мне в нем и остаться: поиграть, набрать форму. Не планировал, что так долго это сотрудничество продлится – полтора сезона. Не знаю, почему тогда так сложно было найти команду.

– В сезоне-2020-21 ты забил за «Легион» шесть мячей в первенстве. Крутой результат для защитника.

– При стандартах забивал в основном. Мы их отрабатывали, хорошие подачи от партнеров получал. Тот сезон весь неплохой получился.

– Тебе же в «Легионе» какое-то яркое прозвище дали? Генерал, Адмирал?

– Министр обороны. Генералом тоже называли. Тренер Ахмад Магомедкамилов придумал, он может.

– В «Динамо» тебя так не называют?

– Здесь своих министров обороны хватает (смеется).

– В нынешнем «Динамо» ты самый возрастной игрок. Тебе аж 29.

– Ни в команде, ни по самоощущениям «дедом» себя не чувствую. Часто забываю, что мне 29. Я и так не старый по футбольным меркам. Мне, наоборот, часто кажется, что нахожусь все еще в том юном возрасте – в начале карьеры.

– Ты свой первый гол за «Динамо» забил несколько туров назад в ворота «КАМАЗа». Таким торжествующим тебя, наверное, мало кто видел.

– (Смеется) Просто очень важная победа была. Кроме того, я же в первом туре травму получил. И к моменту игры с «КАМАЗом» в десятом туре только пару раз на замену выходил. Этот гол стал для меня результатом преодоления непростой ситуации, через которую я прошел. Поэтому такой радостный был.

– Есть ощущение, что вы с Джамалом Дибиргаджиевым дружите чуть ли не с рождения.

– Только в молодежке «Анжи» познакомились. Но да, быстро нашли общий язык.

– А он вообще умеет злиться?

– Добрый мальчик. Его бы надо разозлить, но пока ни у кого не получалось. Джамал как Павлюченко – «спящий гигант». На самом деле, в нем еще со времен дубля «Анжи» ощущался огромный потенциал, который он, возможно, сам не осознает. Он еще может стать топовым форвардом. В России нет нападающих такого плана – Соболев разве что. И Дзюба раньше. Если Джамал возьмется за себя, он спокойно может конкурировать на уровне российской премьер-лиги.

– Но его для этого нужно разозлить, да?

– Его никто не может разозлить, он сам должен это сделать. Если человек не хочет, ему никто не поможет.

– Впереди у «Динамо» испытание «Рубином», у которого две подряд ничьи в первенстве. Казанцы, очевидно, приедут злые. Какой план на игру предложил бы, если б был главным тренером? За счет чего «Динамо» следует играть?

– «Рубин», бесспорно, один из фаворитов первенства. Но я и нас считаю фаворитами, кто бы что ни говорил и как бы ситуация ни развивалась. Начало сезона показало, что мы можем конкурировать с любой командой в лиге. Я не считаю, что в этом смысле что-то изменилось. «Рубин» – да, там хорошие, опытные футболисты. Но мы все равно должны играть первым номером, прессинговать – играем у себя дома, при своих болельщиках. Игра, конечно, будет непростой. Но я уверен, что мы выиграем.