Гаджи Гаджиев: «Мы можем стать своими в Премьер-лиге»

0
461

Президент махачкалинского «Динамо» Гаджи Гаджиев в интервью клубной пресс-службе рассказал о самом сложном моменте в сезоне, оценил работу главного тренера команды, высказался о работе с Шамилем Газизовым и обозначил селекционные приоритеты клуба.

– Какое самое неожиданное поздравление получили по поводу выхода Динамо в РПЛ? От кого?

– Сан Саныч Алаев, президент РПЛ, сказал, что для него не было неожиданностью повышение «Динамо» в классе, хотя многие его коллеги в этом сомневались. Он верил в нас. Верил, возможно, потому, что к развитию футбола в Дагестане мы подходим основательно: занимаемся не только «Динамо», но и всем, что спланировано по развитию футбола в регионе в соответствии с четырехсторонним соглашением между республикой и Российским футбольным союзом.

Поздравлений было очень много. На значительное количество звонков и сообщений отвечать просто не успевал. Это о чем говорит? О том, что футбол, понятно, игра популярная, и о том, что наша команда тоже становится популярной и у нас уже немало поклонников.

– Исходя из конечного результата «Динамо» в сезоне, можно сказать, что в клубе всё правильно делали по ходу чемпионата? Или все-таки есть решения, о которых сожалеете?

– Замечательные, мудрые строчки Пушкина: «…И опыт, сын ошибок трудных, и гений, парадоксов друг». Опыт, конечно, будучи сыном ошибок трудных, позволяет меньше их совершать, но не в состоянии исключить ошибки полностью в силу того, что жизнь многообразна. А футбол моделирует в той или иной степени практически все её фрагменты. Безусловно, мы совершали ошибки, и их было немало. Но, слава богу, не было серьезных, грубых ошибок.

И на поле важно что? Не сделать грубую, решающую ошибку. Если ты ее не сделал, тогда ты, исходя из теории игр, ближе к победе. У нас меньше всех пропущенных голов, и это как раз говорит о том, что мы ошибались реже других. Другое дело, что в созидании мы еще отстаем даже от команд первой лиги. Надо работать.

– Самый сложный момент в сезоне лично для вас?

– Наверное, тогда, когда Бекиич сказал: «Мне тяжело, ищите замену». Я ему ответил: «Поезжай, проведи сбор – сам отдохни, нагрузи помощников. И потом поговорим».

Надеялся, что он все-таки успокоится, отдохнет. В каком смысле отдохнет? Я понимал, что он все равно будет работать 24/7. Но на сборах такие работяги, такие фанаты футбола, как Бердыев, все-таки отдыхают. Потому что их отдых – в работе. А напряжение создают игры, ответственность.

Он сказал: «Да, хорошо, я сбор проведу, но все равно ищите замену».

Это был самый сложный момент.

Хотелось понять, какая реакция будет в команде. Это тоже было непонятно, потому что у него были добрые отношения с командой, отношения наставника, которого ценят. Ценят по делу. Потому что он многому научил ребят – всем нюансам, которые нужны игроку, чтобы играть лучше. Этому непросто научить. Чтобы научить, надо знать тонкости игры, её детали. Бердыев знает.

Сложность момента заключалась еще и в необходимости выбора преемника и в том, что это накладывалось на старт весенней части сезона. У нас в это время не всё получалось. Естественно, была критика в адрес нового главного тренера. Это неизбежная вещь в такой ситуации. Как неизбежны были и разговоры о том, насколько соответствует главный тренер задачам, правильным ли решением было назначить Биджиева.

– Есть люди, которые связывают успехи «Динамо» весной с возвращением в клуб Курбана Бердыева в качестве вашего советника. Что бы вы им сказали?

– Была одна статья, в которой возвращение Бекиича в «Динамо» в качестве советника обыгрывалась с разных сторон, но в целом в отрицательном ракурсе. Мы с ним эту статью обсудили – и вспомнили высказывание мудреца: «Относитесь спокойно и к похвале и к критике» («Будь одинаково беспристрастным и к похвалам, и к порицаниям». Высказывание древнегреческого философа и математика Пифагора.Прим. автора). Потому что оценивают не вас и ваши действия, а демонстрируют способности собственного разума. Заключительные слова Бердыева по этой теме: «Ну меня же уже столько времени нет в команде, чего они хотят от меня?!»

Конечно же, мы благодарны Бердыеву за осеннюю часть сезона, за то, что терпеливо отработал еще около месяца с того момента, как попросил отпустить его. Мы ему благодарны и за то, что он может, к примеру, в Южно-Сухокумске в холодную погоду по часу объяснять простым местным тренерам детали игры. Это же дорогого стоит.

И благодарны еще за те слова, которые он сказал по поводу работы с детьми: «Эта работа – непопулярна, и ею никто, к сожалению, не хочется заниматься. А сколько у нас хороших мальчишек, которые не получают нужного образования!». Вдумайтесь, ведь на самом деле это так. А имеющиеся исключения только подтверждают правило.

– Как бы вы охарактеризовали работу Хасанби Биджиева на посту главного тренера? Что, на ваш взгляд, изменилось в игре команды под его влиянием?

– Это любимый вопрос журналистов, которые всегда хотят увидеть большое, крупное, неожиданное – и с точки зрения позитива, и с точки зрения негатива. И часто эти вопросы для специалистов звучат нелепо. Потому что в эту игру не играют случайно, она – большая и базируется на определенных законах, каких-то объективных принципах, которые не зависят от Гаджиева, Бердыева, Семина, Биджиева. Даже от Анчелотти. Независимо от того, кто тренер, он должен руководствоваться этими законами и принципами. Другое дело – насколько глубоко он это понимает и насколько хорошо знает нюансы, о которых я сказал выше, когда подчеркивал роль Бердыева.

Поэтому ждать чего-то такого в положительную либо в отрицательную сторону больше свойственно болельщикам. Многие говорили: вот, Бердыев ушел, всё, привет, мы уже никуда не хотим попасть. Но мы-то остались, никуда не ушли. Никуда не ушел Меликов, и футболисты остались, чья роль в победе – главная: они выходят на поле, они играют. Дух остался, который мы воспитывали на протяжении нескольких лет. Вот последнюю игру дома выиграли у команды, с моей точки зрения, очень квалифицированной и, можно сказать, несколько повыше классом, чем «Динамо». Но мы выиграли у нее по праву более сильного на данный момент. Выиграли потому, что выдержали жесткую, сложную борьбу, и где-то в первые минуты второго тайма соперник начал, скажем так, нервничать, играть грубо.

Возвращаясь к сути вопроса, для Биджиева самым главным было не испортить. И это непросто. Свое что-то супероригинальное добавить в этой ситуации было невозможно. Потому что, повторюсь, игра базируется на общих для всех, объективных законах. Что-то неординарное в игру можно было внести, добавив, например, какого-то конструктора атак европейского уровня. А в нашей ситуации главным было – сохранить то направление, которое выбрал клуб. Направление это главным образом базируется на динамичной, агрессивной игре всей команды, на строгой дисциплине, на хорошей физической готовности. У нас может получаться, может не получаться, но играть мы должны агрессивно, прессинговать соперника по возможности на всех участках поля. Если соперник сильнее и заставляет нас сесть на свою половину поля, то мы и на ней должны действовать агрессивно – не наблюдать, как они играют, а самим находиться в игре.

Вот эти требования Биджиев воспринял. Мы изначально с ним их обсудили.

Считаю, что со своей работой он, безусловно, справился хорошо. Другой оценки быть не может.

Он авансом получил необходимое доверие футболистов, нашел с ними общий язык. И это все проявлялось в игре. Вы сами видели, что уровень мотивации у игроков был запредельный. Это, собственно, и позволило нам концовку провести нормально.

– На взгляд болельщиков, по крайней мере немалой их части, игра «Динамо» при Биджиеве все же стала более зрелищной. Вы не согласны с такой оценкой?

– Могу сказать об этом иначе. Процесс подготовки продолжался, у нас же молодая команда. В этом компоненте – в игре в атаке – она могла бы добавить и при Бердыеве, а может, добавила бы еще больше, если бы он остался. Пришел бы другой тренер – тоже могла бы добавить.

Но то, что она добавила (если добавила; будем считать, что действительно добавила) благодаря тому, что у руля команды встал Хасанби Биджиев, – это нам в плюс. Это же фактор в пользу нашего кадрового решения, в пользу нашего тренера.

В любом случае мы можем говорить о том, что большая часть игроков стала лучше. Они продолжают расти. Если брать многолетнюю дистанцию подготовки, мы же помним Залимхана Юсупова в 2020-2021 годы…

– Мы помним, но мало кто, кроме нас: тогда клуб не пользовался таким вниманием.

– Согласен (смеется). Но сейчас же Юсупов уже другой футболист!

А Сослан Кагермазов? Он же тоже сейчас играет лучше, чем когда пришел к нам. А Никита Глушков? А Муталип Алибеков? Так можно пройтись по многим игрокам нынешнего «Динамо» и сказать, что они добавили. Дай бог, чтобы и в следующем сезоне смогли…

– В продолжение темы: какой игрок вас в этом сезоне по-хорошему удивил? Своим прогрессом, например?

– Выделять не стоит. Таких игроков немало. Только если группу игроков, дошедших с истоков до сегодняшней победы.

Есть, правда, и те, к кому в этом смысле возникли замечания. Но это естественно – не может быть всегда всё гладко, хорошо. Например, Кирилл Зинович, который не играл на уровне своих возможностей… Может ведь лучше. Но, к сожалению, мы только в матче с «Родиной» увидели один из фрагментов футбола, в который он может играть: сохранил мяч, обыграл соперника и отдал замечательную голевую передачу Касинтуре. А таких эпизодов у него должно было быть заметно больше.

Игроки, правда, в таких случаях любят говорить: «Но меня же не ставили в состав». Ну ты тренируйся так, чтобы тебя ставили. И ведь когда тебя ставили, ты не играл так, как можешь.

– Клубу, очевидно, сложно было планировать селекционную работу в ситуации, когда неизвестно, в какой лиге проведешь следующий сезон. Но такая ясность уже наступила. Можете обозначить селекционные приоритеты клуба – и по позициям, и по объему необходимых и возможных, на ваш взгляд, кадровых изменений?

– Естественно, нам, как и любому клубу, хочется усилиться. Тем более что турнир в РПЛ нельзя сказать, что на два порядка, но на порядок выше, чем в первой лиге.

При этом нам надо сохранить состав, потому что это живой организм, здоровый организм, важно не испортить его инфекцией. А с другой стороны, нам надо его подпитать так, чтобы он стал сильнее, крепче. Нужен баланс, нужно, чтобы новые игроки не нарушили процессы, которые идут у нас в команде.

Если говорить конкретно о позициях, то надо бы усилить центральную ось и, может быть, на фланг в оборону найти еще одного игрока.

Очень важный момент в плане селекции для нас именно сейчас – мало времени до старта, и любая ошибка может иметь весьма неприятные последствия.

Глобально перекраивать ничего не будем. И по той причине, которую я озвучил, и потому, что у нас для этого нет финансовых возможностей. Мы не располагаем сколько-нибудь серьезными суммами, чтобы перекраивать состав. У нас добротные игроки. Футболисты, которых можно приобрести по невысокой цене, могут не сыграть даже на их уровне.

Селекция – вопрос сложный. Это зона ответственности Шамиля Газизова и его помощников.

– Кстати, как вам этот полный сезон работы с Газизовым?

– Взаимопонимание есть, обсуждение разных вопросов – организационных, финансовых, спортивных – не вызывает противоречий. Мнения могут разниться по некоторым вопросам, но это нормально.

Я уже говорил применительно к ситуации с Бердыевым, что не люблю вертикальные отношения. Это не то чтобы не мой стиль. Это несовременный стиль. Вертикальные отношения могут быть удобны тому, кто не хочет давать оценку своим действиям, не хочет обсуждать, анализировать ситуацию, а хочет, чтобы раз-два – выполняли команды. Для меня это не метод. И для нашей работы тоже. Она должна быть строго коллективной, совместной.

Обсуждать любые вопросы, выслушивать любые мнения и убеждать в другом, думаю, знаний мне хватит. Если в этом вообще возникнет необходимость. Этих же знаний хватит, чтобы согласиться с мнением другого человека, если в его словах есть рациональное зерно. Все равно мы все работаем на команду. В конечном итоге это самое главное.

– Звучит как лайфхак для руководителей клубов, у которых проблемы с соответствием заявленных целей и имеющихся возможностей фактическим спортивным результатам. Если говорить о проблемах таких клубов без высокомерия, а из желания помочь выявить и решить проблему, в чем, на ваш взгляд, эта проблема может состоять?

– Сложные процессы в российских клубах начались давно. Когда в нашем футболе появились деньги, в него пришло слишком много людей с большими амбициями, с какими-то связями, но не знакомых с законами профессионального футбола, не знающих, что такое команда. Это, конечно, нанесло нашему футболу значительный вред и доставило массу проблем.

Влились и другие люди. Например, Сергей Галицкий, Евгений Гинер. Но все-таки людей, не знакомых с нормами профессионального футбола, было гораздо больше. От этого и зависели управленческие решения, их качество. Результаты, эффективность любой структуры – какой угодно: медицинской, спортивной, промышленной, – в первую очередь зависит от уровня организации дела в ней и объема финансирования. Если нет хорошего уровня организации – работа неэффективна, деньги тратятся попусту, решения принимаются неадекватные.

Сейчас в российском футболе это больше остаточные явления. В целом стали рациональнее.

– Примета нынешнего сезона – неожиданно острая конкуренция и в борьбе за первое место, и за выживание. Это можно сказать и об РПЛ, и о Первой лиге. Те, кто должен был, казалось бы, без проблем решать свои вопросы с учетом имеющихся ресурсов, не смогли этого сделать или сделали с огромным трудом, в последний момент. Это временное явление или серьезный симптом?

– Не думаю, что временное. Это процесс, который должен был произойти рано или поздно. Футбол во многом именно поэтому самая популярная игра века. Развивается он стремительно, число добротных игроков растет, растут гонорары, конкуренция. Нас санкции не остановили, а, возможно, подтолкнули, как и некоторые принципиальные решения РФС, РПЛ по числу легионеров и выплат клубам за участие в Премьер-лиге. Те деньги, которые дает РПЛ, для больших клубов не столь значимы, как для команд средних возможностей. Во многом с этим и связана мотивационная составляющая, которая определяет боевитость, уровень физической готовности, то есть качества, которые позволяют компенсировать недостаток мастерства. Других вариантов компенсировать нет.

Матч «Факел» – «Зенит», последние минуты, волевой накал, воронежцы играют с максимальной самоотдачей – и сравнивают счет. И это характерно было для многих игр российского чемпионата минувшего сезона. И хорошо, что так, потому что российский футбол в таком случае возвращается к истокам, ведь прежде отменная физическая подготовка, нагнетательный темп и коллективные действия (читай: комбинационный стиль) отличали нас от любых направлений.

В тот момент, когда ввели многочисленные санкции против России, было много разговоров о том, нужны ли нам теперь легионеры, нужна ли сборная, о том, что теперь будет серьезный регресс. Но это все говорилось без учета исторических фактов. А ведь наш футбол, спорт были в изоляции примерно начиная с революции 1917 года и до 1952 года, когда прошла первая Олимпиада, в которой наши спортсмены приняли участие. Мы же туда пришли сильные. В 1954 году мы обыграли чемпионов мира немцев. В 1956 году выиграли Олимпиаду. В 1960 году выиграли Кубок Европы, в 1964 году были в финале. В 1966 году взяли бронзу чемпионата мира и т.д.

Мы пришли на международный уровень после изоляции сильными. Мы и сейчас можем вернуться сильными. Сильнее, чем были до санкций.

И мне кажется, в этих условиях неплохо поработал Российский футбольный союз. Мы его обычно любим критиковать. Но мне кажется, его решения в последние годы были здравыми. Это касается и юношеских турниров (я считаю, мы лучше стали работать с детьми. Не замечательно, но лучше), и проявленной выдержки в ситуации, когда нагнетался вопрос о ненужности легионеров и сборной.

Сборная нужна, она должна жить, и это должен видеть весь мир.

Легионеры нужны. Они усиливают накал борьбы, они позволяют клубам с меньшими бюджетами оказывать более-менее серьезное сопротивление большим клубам.

– В 1999 году вы с «Анжи» впервые в истории клуба и дагестанского футбола вышли в элитный российский дивизион. Спустя 25 лет вы повторили это достижение с махачкалинским «Динамо». Когда было тяжелее добиться этого – тогда или сейчас?

– И тогда, и сейчас это было сделать сложно, достигалось большим трудом, большими объемами нагрузок для футболистов. Мы и тогда работали столько, сколько едва ли кто работал, и сейчас «Динамо» работало как никто или как очень небольшой процент команд. В любом случае основа – это труд.

– Продолжая аналогии, насколько тяжелее тогда клубу-дебютанту было в элитном дивизионе добиться четвертого места, чем было бы сейчас, в следующем сезоне?

– Сейчас это будет тяжелее. Потому что чемпионат сейчас сложнее, мне кажется. Общее в том, что и в «Анжи» того периода, и в нашем «Динамо» было немало футболистов, которые в какой-то момент оказались не востребованы в других клубах, но пришлись ко двору у нас. У них у всех оказались высокая мотивация и способности.

Ситуации вроде бы схожие, но все же разные. Сегодня футбольные традиции в Дагестане на два порядка выше, чем в то время. Тогда еще не было сколько-нибудь серьезных достижений у дагестанского футбола.

Плюс тогда у нас не было условий. Вот мы сидим сейчас на хорошем стадионе (беседа происходила на «Анжи-Арене». – Прим. автора), команда тренируется на хорошем газоне. А тогда мы с «Анжи» очень много тренировок проводили на стадионе «Труд» в Каспийске, где вместо травы были кустарники.

И у нас не было своей школы. А сейчас у нас все-таки есть и Академия ВТБ, и школа Маркарова, и наша школа «Динамо», и частные школы, и площадок для футбола больше, и тренеров больше, а тогда их вообще не было.

– Но сейчас при всем этом повторить то четвертое место «Анжи» в высшей лиге «Динамо» в дебютный сезон в РПЛ будет сложнее?

– Ощущения, конечно, могут быть обманчивыми. Но тогда, например, я вообще не сомневался, что мы попадем в зону еврокубков и уверенно говорил об этом, снимая излишние волнения у руководства клуба и республики. Председателю правительства Дагестана и президенту клуба Хизри Шихсаидова на вопрос: «Гаджи, а мы не вылетим?», – я тогда ответил: «По итогам сезона мы будем в Кубке УЕФА». Так в итоге и получилось.

– Тот же вопрос сейчас, Гаджи Муслимович: мы не вылетим?

– За четвертое место точно не поборемся. И не вылетим, если добавим. Пытаться прогнозировать, какое место займет «Динамо» в РПЛ, я тоже не буду. Скажу только, что никому не будет легко с нами играть. Мы постараемся быть в РПЛ своими. Это, думаю, мы сможем сделать.

Предыдущая статьяХасанби Биджиев: «В Дагестане сейчас колоссальный футбольный бум»
Следующая статьяСослан Кагермазов: «Никому не будет просто против нас в РПЛ»